Главная » Статьи » Библия и СИ

Проверяя по Писанию: «Троица»

Учение «Свидетелей Иеговы»: Тринитарные взгляды были привнесены в библейское учение о Боге христианами-отступниками под влиянием греческой философии, однако сама идея Троицы имеет ещё более древнее происхождение, уходя своими корнями в языческие религии Вавилона и Египта. Догмат о Троице является одним из демонических учений, бесчестящих истинного Бога. Он окутал личность нашего Создателя такой тайной, что даже сами верующие-тринитарии не могут объяснить, кому же они поклоняются. Библия же рассказывает о Боге чрезвычайно просто: Он является единственной всемогущей духовной личностью, обладая безграничной духовной силой (святым духом); его самым первым творением стал Сын, занимающий более низкое положение и выполняющий роль посредника между Богом и людьми.

«Как появился догмат о Троице?»

Истина о единстве Божьей сущности и троичности Божественных Лиц исповедовалась христианами с первых же дней основания Христовой Церкви, будучи преподанной Самим Господом Иисусом Христом через Его верных Апостолов. С душевной простотой, благоговением и умилением выражали они веру в Единого Бога — Отца, Сына и Святого Духа — в своих ранних гимнах, проповедях и литургических молитвах. Но не успела умолкнуть апостольская проповедь, как среди христиан появились гордецы, не пожелавшие смирить свой плотский ум перед непостижимостью Творца и тайной Боговоплощения и дерзнувшие исказить истину в угоду собственным удобопонятным представлениям. Правда, измышления тех еретиков и лжеучителей были настолько грубы и так сильно разнились с православной верой, что могли быть обличаемы и без углубления в тонкости богословия (одни из них отказывались признавать бытие Сына Божьего до Его земного рождения и считали Его просто святым человеком (пророком), другие же, напротив, отрицали в Нём человеческое естество, уча, будто у Христа было не настоящее тело, а некое призрачное, кажущееся). Но позже, когда появились еретики, искушённые в диалектике и философии, и своими лукавыми речами стали увлекать многих неопытных христиан в дебри пагубных заблуждений, потребовалось прибегнуть к чрезвычайным мерам и по примеру святых Апостолов созывать церковные соборы (см. Деян. 15:1-31). На них пастыри Христовы, пламенеющие любовью к Богу и желанием оградить всех верных чад Церкви от новых поборников нечестия и их кощунственных и опасных лжемудрствований, решительно встали на защиту истины и облекли то, во что Церковь верила со времён Апостолов, в чёткие, продуманные, не терпящие двусмысленного толкования формулировки, которые легли в основу христианских Символов Веры и катехизисов.

«В "Новой британской энциклопедии" говорится: "В Новом Завете нет ни самого слова „Троица“, ни ясно выраженного догмата о ней; Иисус и его последователи не собирались отрицать „Шма“ — отрывок из Ветхого Завета, гласящий: „Слушай, Израиль: Господь, Бог наш, Господь един есть“ (Втор. 6:4). [...] Этот догмат складывался на протяжении нескольких веков и был предметом горячих споров. [...] К концу IV века... догмат о Троице в целом обрёл ту форму, в которой он существует до сих пор" (The New Encyclopædia Britannica. Micropædia. 1976. Т. 10. С. 126)»

В приведённой цитате из «Британской энциклопедии» Общество Сторожевой Башни оставило много лакун. Что за ними скрывается? Рассмотрим полностью текст цитаты: «Ни слово Троица, ни подробное учение о Ней не появляется в Новом Завете; Иисус и Его последователи не намеревались противоречить ветхозаветной "Шма": "Слушай, Израиль: Господь, Бог наш, Господь един есть" (Втор. 6:4). Впрочем, самым ранним христианам пришлось иметь дело с последствиями пришествия Иисуса Христа и присутствия Божьей силы среди них, то есть Святого Духа, чей приход был связан с празднованием дня Пятидесятницы. Отец, Сын и Святой Дух взаимосвязаны в таких новозаветных отрывках, как "Великое Поручение" ("Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа" (Матф. 28:19)) и апостольское благословение ("Благодать Господа нашего Иисуса Христа, и любовь Бога Отца, и общение Святаго Духа со всеми вами" (2Кор. 13:13)). Таким образом, Новый Завет заложил основу для догмата о Троице. Этот догмат развивался постепенно, в течение нескольких веков, в ходе многих дискуссий. На первоначальном этапе, условия монотеизма, унаследованного из Ветхого Завета, и последствия необходимости объяснять библейское учение приверженцам греко-римских верований, похоже, требовали, чтобы божественность Христа как Слова, или Логоса, была интерпретирована как подчинённая Высшему Существу. Альтернативное решение заключалось в представлении Отца, Сына и Святого Духа как трёх способов самораскрытия единого Бога, но не как отдельных Лиц, обладающих Божественной природой. Первое направление ("субординатизм") признавало различие между Тремя за счёт Их равенства и, следовательно, единства; второе направление ("модализм") примирялось с единством ценой смешения Их индивидуальностей. Лишь в 4-ом веке различие и единство были сведены в один православный догмат о единой сущности и Трёх Лицах. На Никейском Соборе в 325 г. была сформулирована его важнейшая формулировка, заключающаяся в том, что Сын "той же сущности (единосущен) Отцу", при этом Собор мало что сказал по поводу Святого Духа. В течение следующих 50 лет Афанасий защитил и уточнил никейское определение; к концу 4-го века, благодаря работе Василия Кесарийского, Григория Нисского и Григория Назианзина, догмат о Троице в целом обрёл ту форму, в которой он существует до сих пор». Что становится ясно из этого текста? Во-первых, в нём прямо сказано, что основа учения о Пресвятой Троице заложена именно в Библии. Во-вторых, развитие тринитарного догмата началось с самых первых христиан (Апостолов и их учеников), которые, будучи воспитаны в духе строгого монотеизма, столкнулись с реальностью существования Отца, Сына и Святого Духа и необходимостью согласования этих истин. Эти факты неудобны «Свидетелям Иеговы», и они предпочитают умолчать о них при цитировании энциклопедии. Но можно ли такую подачу информации считать честной?

«В "Российском энциклопедическом словаре" сказано: "Термин [Троица] появился в кон[це] 2 в., учение о Т[роице] развито в 3 в. (Ориген), вызвало острую дискуссию в христ[ианской] церкви (т[ак] н[азываемые] тринитарные споры), догмат о Т[роице] закреплён на 1-м (325) и 2-м (381) Вселенских соборах" (М., 2001. Кн. 2. С. 1605)»

В этой статье нет ничего такого, что опровергало бы убеждение христиан в богодухновенности учения о Троице. Сам термин появился, действительно, во втором веке, однако из этого не следует, будто Апостолы и их непосредственные ученики не были знакомы с тринитарным учением. Они не использовали специальный термин, но выражали идею триединства Бога другими способами. В процитированном словаре также сообщается, что учение о Троице было развито в третьем веке, а окончательно закреплено — в четвёртом, но это лишь подтверждает, что появилось оно в Церкви раньше. Таким образом, в хронологии становления догмата можно выделить следующие этапы: I век — возникновение в среде первых христиан идеи о Божьем триединстве, II век — появление специального термина для описания этой идеи, III век — активное развитие тринитарного учения, дальнейшее расширение терминологического аппарата, IV век — соборное закрепление учения в виде догматического определения. В статье «Российского энциклопедического словаря» есть ещё кое-что важное, что Общество Сторожевой Башни предпочло опустить: в конце неё сказано, что «...его [учение о Троице] отрицали многие секты». Да, именно сектантство, возникая в Церкви, порождало те самые дискуссии и споры, которые в итоге христианам приходилось урегулировать соборным путём. Все догматы были ответом на всё новые и новые ереси, которые из века в век становились всё более изощрёнными. Из текста словарной статьи прекрасно видно, что отрицание учения о Троице было уделом различных маргинальных группировок, но Организации «Свидетелей Иеговы» невыгодно, чтобы её идентифицировали с сектой, и поэтому она приводит цитату в неполном виде.

«В "Православной энциклопедии" признаётся: "В Н[овом] З[авете] нет учения о Св[ятой] Троице" (М., 2002. Т. 5. С. 414)»

Полностью цитата из «Православной энциклопедии» звучит следующим образом: «В НЗ нет учения о Св. Троице, но есть ясные свидетельства и откровения о Св. Троице и троичной вере апостольской общины». И далее в статье приводятся эти свидетельства, сгруппированные в четыре группы. Общество Сторожевой Башни оборвало предложение, утаив от читателя очень важную информацию: в действительности, тексты Нового Завета содержат доказательства в пользу тринитарного характера апостольской веры. Библия не содержит учения о Троице в завершённом виде — в ней нет разделов «Христология», «Пневматология», «Догматика», и мы не найдём готовых богословских формулировок, однако в ней есть необходимая информация, на основании которой мы можем сделать вывод о триединстве Бога. Именно это и сообщается в «Православной энциклопедии», но Общество Сторожевой Башни снова прибегает к полуправде и откровенной дезинформации для придания большего веса собственным измышлениям.

«В "Католической энциклопедии" отмечается: "Сам термин Троица не присутствует в Св[ященном] Писании." (М., 2002. Т. 1. Стб. 623)»

Да, в Библии мы не найдём термина «Троица». Впрочем, нет там и таких понятий, как «первородный грех», «духовная личность», «спорный вопрос», «организация Бога», «помазанный класс» и многих других, без которых вероучение самих «Свидетелей Иеговы» труднопредставимо. Готово ли Общество Сторожевой Башни признать, что все связанные с этими понятиями учения — ложные? Вряд ли. Скорее, «Свидетели Иеговы» скажут, что нам следует искать в тексте Писания саму идею, а не конкретный термин. Но почему-то такой подход по отношению к учению о Троице воспринимается ими в штыки! А ведь в «Католической энциклопедии» на той же странице, что цитируется Обществом Сторожевой Башни, сообщается: «Об Отце, Сыне и Св. Духе как об отдельных ипостасях Божиих говорят и многие... н[ово]з[аветные] тексты». После перечисления библейских ссылок, содержащих откровение о Троице, в статье добавляется: «Триединую сущность, помимо вышеуказанных текстов, выражает также основополагающая истина, выраженная словами: "Бог есть любовь" (1 Ин. 4:8,16). Любовь может быть только личной и может существовать лишь между личностями». К этому безукоризненному и логичному выводу остаётся лишь добавить, что любовь в полноте может проявляться только по отношению к равной себе личности.

«В "Американской энциклопедии" говорится: "Христианство развилось на основе иудаизма, а иудаизм строго монотеистическая религия [признаёт существование одного единственного Бога]. Путь из Иерусалима в Никею был далеко не прямым. Тринитарные взгляды IV века не отражали в точности первоначальное христианское учение о природе Бога; более того, они были отклонением от этого учения" (The Encyclopedia Americana. 1956. Т. 27. С. 294L)»

В том же самом источнике, на странице 116 сказано: «Вероятно, будет ошибкой предположить, что учение [о Троице] возникло в результате вторжения греческой метафизики или философии в христианскую мысль; сведения, на которые оно опирается, а также ранние попытки его сформулировать, намного старше, чем столкновение церкви с греческой философией. Самое раннее развитие этого учения может фактически рассматриваться как попытка сохранить баланс между различными утверждениями Писания или выводами из них, без уступки тем взглядам, которые, несмотря на свою достаточную логичность, уничтожили бы или отвергли важные области христианской веры». Сопоставляя эти высказывания между собой, можно сделать вывод, что «отклонение» в христианском учении было вызвано не влиянием языческих идей, а необходимостью согласования веры в Отца, Сына и Святого Духа с концепцией строгого монотеизма иудейской религии. Следует заметить также, что позиция Православной Церкви не совпадает с мнением авторов статьи в «Американской энциклопедии» о том, что вероучительное отклонение имело место: Апостолы и никейские отцы мыслили о природе Бога одинаково, но выражали свою веру при помощи различных терминов.

«В одном французском словаре отмечается: "Триада Платона представляет собой комбинацию из элементов более ранних триад, восходящих к верованиям более древних народов. По-видимому, она является той рациональной философской триадой, составляющие которой дали начало трём ипостасям, или божественным лицам, проповедуемым христианскими церквями. [...] Концепция божественной триады, принадлежащая этому греческому философу [Платону, IV век до н. э.]... встречается во всех древних [языческих] религиях" (Nouveau Dictionnaire Universel. Париж, 1865—1870. Т. 2. С. 1467)»

Это спорное утверждение. Во-первых, у Платона нет «божественной триады» как таковой, а есть учение о вечной материи, совершенно пустой и бесформенной, из которой бог-демиург (безличностное, упорядочивающее начало) творит вещи как отпечатки извечных «идей», и о нематериальной «мировой душе», которую творит демиург для поддержания в мире высшего идеального единства. Систематизация философской концепции Платона произошла позже, усилиями неоплатоников — прежде всего, Плотина (а это уже III век н. э.). Так что, ещё неизвестно, кто у кого и что позаимствовал. Не секрет, что Плотин интересовался различными философскими взглядами и даже участвовал в персидском походе императора Гордиана III  в 242 г. н. э., чтобы познакомиться с философией персов и индийцев. Такой человек широких взглядов и недюжинной эрудиции вполне мог использовать и христианское учение при переработке платоновских идей. Во-вторых, как объяснить тот факт, что последователи Платона (Плотин, Порфирий и Прокл) не только не узнавали в учении Церкви идей своего наставника, но и открыто проявляли своё несогласие с христианской интерпретацией основных философских понятий и не испытывали по отношению к христианству никакой симпатии? В-третьих, между православным учением о Пресвятой Троице и платонической доктриной имеется ряд принципиальных отличий: 1) Бог это не «благая мысль», как учил Платон, а личностный Бог, Который открывался святым мужам; 2) ипостаси Троицы находятся на одном онтологическом уровне («единосущны»), в отличие от нисходящих ступеней триады неоплатоников; 3) в неоплатонизме «Единое» порождает всё сущее и мыслимое без сознательного волеизъявления, исключительно по необходимости собственной природы, как бы переполняясь; Триединый Бог христианства есть источник всего сущего по Своей благой воле; 4) Платоном совершенно определённо проповедуется вечное сосуществование материи с Творцом, в том время как христианство всегда постулировало сотворение мира Богом из ничего, то есть даже зиждительный аспект у неоплатонической триады и христианской Троицы различается.

«В одном библейском словаре говорится: "Троичность лиц, имеющих единую природу, описывается греческими философскими терминами „лицо“ и „природа“, которые на самом деле в Библии не встречаются. Тринитарные понятия возникли в результате долгих споров, во время которых эти и другие термины, такие, как „сущность“ и „субстанция“, были ошибочно использованы некоторыми богословами применительно к Богу" (McKenzie J. L. Dictionary of the Bible. Нью-Йорк, 1965. С. 899)»

Джон Маккензи всего лишь пишет, что некоторые богословы неправильно применяли греческие философские термины, когда рассуждали о Боге. Из этого никак не следует, будто само использование подобной терминологии в богословии недопустимо. В «Большом Словаре Нового Завета» Отто Микеля отмечается: «Принятие философских терминов не означает неограниченное принятие их смыслового наполнения. Раннее христианство усваивает ментальные категории и способы выражения, присущие философии, лишь постольку, поскольку они могут способствовать демонстрации, прояснению и сохранению Евангелия. Центральный мотив новозаветной проповеди — возвещение эсхатологической деятельности Бога, приводящего историю Израиля и народов мира к цели, определённой Им Самим, — не связан с философией и совершенно от неё не зависит. Это также ставит радикальным образом вопрос о цели философии, которая с помощью инструментов мысли оказывает помощь человеку при решении проблем бытия и его самого, но посредством семитических форм мышления, до какой-то степени необходимых для христианской проповеди, противопоставляет себя фундаментальным философским концепциям». «Свидетелям Иеговы» пора избавиться от глупого стереотипа «эллинский (или философский) — значит плохой»: Апостол Иоанн преспокойно использовал философское понятие «логос», Апостол Павел свободно цитировал древнегреческих поэтов. В конце концов, не всё у язычников было неправильно, ведь даже в период античности, когда философы учили, что истина у каждого своя, «человек есть мера всех вещей», и что нет объективной истины, нашёлся среди них и такой, кто сказал, что истина всё-таки есть, и она одна — объективная, независимая, божественная. Этим человеком был грек Сократ, наставник Платона. Поэтому мудрее будет воспринимать древнегреческую философию в её целостности: безусловно, с одной стороны, в ней есть гениальные прозрения (о бессмертии души, о сотворении мира, о примате духа над материей, о вечном и благом Первоначале и т. д.), а с другой стороны, идея о переселении душ, постулат о предвечности материи, политеизм — всё это, действительно, находится далеко от библейской истины. По словам профессора Клаудио Морескини, эксперта в области патристики и платонизма, «ни один христианский писатель, даже из числа наиболее открытых в сторону "внешнего" (как было принято говорить), никогда не помыслил о возможности отказа от собственных прерогатив христианина и от убеждений своей веры».

«Хотя в Библии, как признают сами защитники Троицы, нет ни слова "Троица", ни ясно выраженного учения о Троице, есть ли в ней подтверждения главных положений этого догмата?»

Подтверждений учения о Троице в Библии есть предостаточно. Так, слова Писания, с одной стороны, утверждают единство и совершенную уникальность Бога (Втор. 6:4; 32:29; 1Цар. 2:2; Ис. 45:5; 46:9; Иоил. 2:27), а с другой — определённо говорят о Его личностной множественности (Быт. 1:26-27; 3:22; 11:6-9; 19:24; Исх. 33:21-23; Ис. 6:8; Зах. 2:8-11). Другая группа библейских стихов указывает конкретно на троичность (Быт. 18:1-3; Исх. 34:6; Ис. 6:3; Откр. 4:8; Пс. 135:1-3; Рим. 11:34), а в ряде мест прямо названо каждое из Лиц Святой Троицы (Пс. 32:6; Матф. 28:19; Иоан. 1:1; 15:26; 1Иоан. 5:7; 2Кор. 13:13; Еф. 2:13,18). Кроме того, в Библии мы видим, как Сыну и Святому Духу усваиваются неотъемлемые признаки истинного Бога: вездесущность (Матф. 18:20; Иоан. 1:51; Еф. 1:23; Пс. 138:7; 1Кор. 3:16), всезнание (Иоан. 16:30; 21:17; Кол. 2:2-3; 1Кор. 2:10), всемогущество (Матф. 28:18; Кол. 1:17; Пс. 32:6; 1Кор. 12:8-11), вечность (Ис. 9:6; Евр. 1:8-12; 7:3; 9:14, ПНМ, ПЕК), благость (Иоан. 1:14; 1Петр. 2:3; Еф. 3:19; Неем. 9:20; Пс. 142:10) и др. Всё это библейское откровение христиане вкратце и выразили в виде догмата о Троице: Бог един по Своей сущности, но троичен в Лицах.

«Учит ли Библия тому, что "Святой Дух"— личность?»

Несомненно, ведь из Писания ясно видно, что Святой Дух обладает характерными признаками личности: умом (Рим. 8:27; 1Кор. 2:10,13), волей (Деян. 15:28; 16:6; 1Кор. 12:11), а главное — самоосознанием, на что указывают личные местоимения «Я» и «Мне» (Деян. 13:2). См. также статью «Дух».

«Есть ли библейское подтверждение того, что Отец и Сын — это одна личность, как утверждают некоторые?»

Православная Церковь не только никогда не учила такому, но и соборно осудила разделяющих эту идею как еретиков. Отец и Сын — это два Лица, каждое из Которых обладает одной и той же сущностью — Божественной — во всей её полноте, не деля и не дробя её. Лица (ипостаси) Пресвятой Троицы — это не внешние формы или обличья, которые принимает некто один, а реальности, имеющие личное бытие. Бог не просто кажется нам то Отцом, то Сыном, то Святым Духом, но действительно является одновременно и Отцом, и Сыном, и Духом! При этом чрезвычайно важно учитывать тот факт, что Лица Троицы соединены несравнимо более тесно и прочно, чем любые тварные ипостаси. В отличие от Ангелов или людей, Отец с Сыном и Святым Духом пребывают в реальном сущностном единстве, которое не допускает никакого различия ни во времени, ни в пространстве, ни в степени обладания сущностью, поэтому Троица не является «тремя Богами». «Отец целиком и совершенным образом есть в целом Сыне и Духе; Сын целиком и совершенным образом есть в целом Отце и Духе; Святой Дух есть целиком и совершенным образом в целом Отце и Сыне. Поэтому Отец и Сын и Святой Дух есть Единый Бог», — учит преподобный Максим Исповедник. «Ипостаси пребывают и обитают одна в другой; ибо они и неотлучны, и неудалимы одна от другой, неслитно вмещаясь одна в другой, но не так, чтобы они смешивались или сливались, но так, что они одна в другой находятся. Ибо Сын в Отце и Духе, и Дух в Отце и Сыне, и Отец в Сыне и Духе, без всякого уничтожения, или смешения, или слияния», — вторит ему преподобный Иоанн Дамаскин. В силу этого уникальное единосущие и нераздельность (единство) Лиц Троицы не имеет аналогов в тварном мире. Обращение в небытие какой-либо человеческой или ангельской ипостаси не приведёт к уничтожению самой сущности и не скажется на остальных ипостасях. В Троице же не так, ибо без Отца, равно как и без Сына или без Духа, невозможно более и говорить о Боге как таковом.

«Учит ли Библия тому, что все лица церковной Троицы вечны, то есть не имеют начала?»

Вопрос поставлен не совсем корректно, поскольку о безначальности возможно говорить в двух смыслах: хронологическом и причинном. В первом случае, когда речь идёт об отношении к категории времени, свойство безначальности присуще и Отцу, и Сыну, и Святому Духу. В частности, о Сыне-Логосе в Библии сказано, что Он был ещё до сотворения времени (Евр. 1:2), «в начале» (Иоан. 1:1). Он не «возник», не «появился» — Сын Божий был всегда. В Библии Он назван «отцом вечности» (Ис. 9:6), а разве можно так назвать того, кто сам не вечен? Аналогично Писание говорит и о Святом Духе: когда Бог только начинал творить, Он уже существовал (Быт. 1:1-2). Нигде в Библии не сообщается о сотворении Духа, напротив, в Евр. 9:14 Он прямо назван вечным. Итак, в хронологическом отношении и Отец, и Сын, и Дух Святой являются безначальными. Если же говорить о «начале» в причинном смысле, то есть рассматривать Лица Святой Троицы в отношении Друг ко Другу, то и Библия, и Церковь учит, что Сын и Святой Дух происходят от Отца как единого, общего «источника», и в этом смысле Они имеют начало; Отец же единственный безначальный в смысле причины.

«...Почему об Отце и святом духе не говорится как о первенцах всего творения? В Библии это выражение применяется только к Сыну»

Священник Афанасий Гумеров объясняет, что «в библейском языке слово первенец (евр. бехор; греч. prototokos) имеет вполне ясный и однозначный смысл. Оно указывает, что у данного родителя он первый ребёнок и до него тот никого не рожал. Это важно для усвоения ему особых прав — первородства». То есть данный термин указывает на главенствующее положение лица, определяемое фактом отсутствия у него более старших братьев, отсутствия кого-либо, кто мог бы оспорить его исключительные права. Апостол Павел далее по тексту называет Христа «главой» (греч. «κεφαλη») и «началом» (греч. «αρχη»), что прекрасно согласуется с установленным выше значением термином «первородный» («первенец»). В Библии греческое слово «πρωτοτοκος» не применяется по отношению к остальным двум ипостасям Святой Троицы, поскольку оно этимологически связано с понятием рождения, а ни Отец, ни Святой Дух не рождались.

«Основное значение слова "первенец" — "старший из детей". Исходя из этого, Иисус — старший из сыновей Иеговы»

Основное значение слова «первенец» — «самый первый родившийся у кого-либо». Он мог оказаться первым и единственным ребёнком своих родителей. Появление первенца в семье ждали с волнением и нетерпением, и если это был мальчик, то он занимал особое положение (ему впоследствии полагалась двойная доля из отчего имущества, на время отсутствия отца он получал власть над домашними). Со временем это слово приобрело значение почётного титула («главный, превосходящий всех, отличный ото всех»), который мог не соотноситься с буквальным первенством по рождению (известные примеры из Библии: Иаков, Ефрем, Давид). Христос не может быть «старшим из сыновей Иеговы», поскольку в Писании Он назван «Единородным Сыном» Бога (Иоан. 1:14,18; 3:16; 1Иоан. 4:9). Также в Евр. 1:5 о Нём сказано: «Кому когда из Ангелов сказал Бог: Ты Сын Мой, Я ныне родил Тебя?». Он — единственный, Кто имеет бытие через рождение от Отца и потому обладает нетварной природой Бога. Среди миллионов небесных Ангелов нет ни одного, кто в природном отношении мог быть назван «сыном Божьим».

«Когда речь идёт о живых созданиях, первенцем называется один из членов группы»

Не всегда. Для древнего еврея «первенец» это, прежде всего, ребёнок «разверзающий ложесна» матери, то есть самый первый родившийся у неё (Исх. 13:2). Этот термин совсем не предполагает, что после у женщины должны быть ещё дети — они могут быть или не быть, но вне зависимости от этого родившийся ребёнок будет называться «первородным», или «первенцем». Доказательство легко найти в Библии: например, в эпизоде, когда новорождённого Христа приносят в храм «представить пред Господа», как того требовал Моисеев закон (см. Лук. 2:22-24). Очевидно, что Иисус не был «членом группы», однако Он прошёл через обряд, который полагалось совершать над первенцем. И так поступали со всеми мальчиками в Израиле; родители не ждали, пока в их семье родится ещё хотя бы один ребёнок.

«Словом "всё" переведено греческое слово панта, одна из падежных форм слова пас. В Луки 13:2 оно передано как "все остальные" (СоП, РВ), "все другие" (СмП). (Смотри также Луки 21:29 в РВ и Филиппийцам 2:21 в СоП, РВ, СмП). В согласии со всем, что говорится в Библии о Сыне, НМ передаёт слово панта в Колоссянам 1:16, 17 таким же образом, как и в приведённых выше стихах»

Греческое слово «παντα», как ни крути, означает именно «всё», а не «всё остальное». Откроем Септуагинту и попробуем перевести это слово в Быт. 1:31 или Ис. 44:24 так, как предлагает Общество Сторожевой Башни, и мы получим, что Бог сотворил «всё остальное», а значит, и до Него кто-то что-то творил. Кто-то начал, а Бог — доделывал? Заметьте, что и в Быт. 1, и в Ис. 44:24, и в Кол. 1:16 речь идёт об одном и том же — о сотворении мира, приведено перечисление того, что было при этом создано. Но вот почему-то для Общества Сторожевой Башни в первых двух случаях слово «παντα» означает именно «всё», а в последнем — нет. И здесь уместно задать «Свидетелям Иеговы» вопрос: на основании чего они перевели текст Кол. 1:15-17 — на основании того, что там на самом деле написано, или «на основании учения, которого они придерживаются и подтверждение которому пытаются найти»? Для смысловой вставки «остальное» (или «прочее») должны быть весомые причины. Ради оправдания собственного перевода Общество Сторожевой Башни ссылается на ряд библейских стихов, где различными переводчиками реализовано аналогичное решение. Однако при внешней схожести эти примеры кардинально отличаются от того, что было сделано в «Переводе нового мира». Дело в том, что такие отрывки, как Лук. 13:2 или Лук. 21:29, можно нормально воспринимать и без подобной вставки: читателю и без неё очевидно, что смоковница — такое же дерево, как и прочие, а убитые Пилатом галилеяне — такие же люди, как и другие жители Галилеи. Добавление слова «остальное» при переводе в этих случаях было сделано только ради плавности речи, оно нисколько не меняет смысл фразы. В случае же с текстом Кол. 1:15-17 всё обстоит совершенно иначе: поскольку далеко не очевидно, что Сын Божий является частью творения, то вставка «Свидетелей Иеговы» полностью изменяет смысл фрагмента.

«Отк. 1:1; 3:14 (...) Некоторые полагают, что смысл стиха в том, что Сын — Источник Божьего творения. Но, согласно "Древнегреческо-русскому словарю" И. Х. Дворецкого, первое значение слова архе́ — "начало" (М., 1958. Т. 1. С. 243). Следовательно, тот, о ком говорится в Откровении 3:14, является творением, первым созданием Бога, и у него было начало»

Толкователи из Общества Сторожевой Башни демонстрируют нелепейшую «логику»: слово «αρχη» в Откр. 3:14 следует переводить как «начало» (в смысле — «самый первый в ряду», «тот, с кого началось»), потому что в словаре Дворецкого это значение стоит первым. Однако в той же библейской книге и Бог-Отец назван «началом» (Откр. 21:6), а значит, если следовать цепочке рассуждений «Свидетелей Иеговы», и у Него тоже было начало, и Он также является чьим-то творением! Но все несообразности исчезают, если принять во внимание другие значения греческого слова «αρχη»: «начальник», «первопричина», «глава». В этом случае смысл Откр. 3:14 отлично согласуется с другим текстом Апостола Иоанна: «Всё чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть» (Иоан. 1:3). А если абсолютно всё сотворённое появилось не без Сына, то как же Он может быть одним из творений?

«Сравните Притчи 8:22, где о Сыне образно говорится как о мудрости (с таким пониманием стиха соглашаются многие библеисты), которая была "сотворена" (СоП) или "создана" (Тх, СмП)»

Глагол «קןה», использованный в этом стихе, означает «приобретать, покупать» (см. Притч. 4:5,7; 16:16; 17:16; 19:8), а не «создать из ничего». Этот стих в поэтической форме рассказывает, что Божье творение произошло через Сына-премудрость (Логос), то есть Отец взял ипостасную премудрость за основу, соделал Сына главой, началом (начальником) всех «путей Своих».

«Стоит отметить, что еврейское выражение, переведённое как "дни вечности", в других переводах звучит как "дни давние" (Тх [5:1]), "давние времена" (СмП), "давние дни" (НМ)»

Еврейское слово «עולמ», как и греческое «αιων», подразумевают вечность. Сравнение с такими стихами, как 1Иоан. 1:2, Иоан. 17:5, Кол. 1:17 и Ис. 9:6 показывает, что в данном отрывке их нужно воспринимать именно в таком, в более строгом смысле (как в Пс. 89:3: «...от века и до века Ты — Бог»). Слова пророка Михея таким образом свидетельствуют, что Тот, Кто родится в Вифлееме, и есть Сам Вечный Бог.

«Учит ли Библия тому, что среди лиц церковной Троицы нет ни большего, ни меньшего, что все они равны и всемогущи?»

Именно так и есть. В Библии сказано: «Научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа» (Матф. 28:19). Греческое выражение «εις το ονομα» («во имя» — в единственном числе) относится ко всем Трём перечисленным далее Лицам, тем самым объединяя Их. В своей энциклопедии «Понимание Писания» Общество Сторожевой Башни пишет: «В одном труде по поводу Матфея 28:19 отмечается: "Использование здесь слова „имя“ (онома) обычно для Септуагинты и для папирусов при обозначении силы или власти" (Robertson A. T. Word Pictures in the New Testament. 1930. Т. 1. С. 245)». Таким образом, текст Матф. 28:19 свидетельствует о том, что у Отца, Сына и Святого Духа одна сила, одна власть, а следовательно, и одна сущность. Кроме того, сами «Свидетели Иеговы» признают, что христианское крещение есть символ того, что человек посвящает и полностью вверяет себя Богу. Для первых христиан, которые по своему происхождению были израильтянами, мысль посвящаться помимо Яхве ещё кому-то (например, Архангелу Михаилу) была совершенно чужда. Они с детства воспитывались в духе Моисеева Закона, гласящего: «Господа, Бога твоего, бойся, и Ему одному служи, и Его именем клянись (...), ибо Господь, Бог твой, Который среди тебя, есть Бог ревнитель» (Втор. 6:13-15). Примирить между собой идею ветхозаветного монотеизма и христианскую крещальную формулу можно лишь посредством учения о Триедином Боге. Равенство Божественных ипостасей видно и из того, что в Священном Писании при перечислении Лиц Троицы на первое место поставляется то Отец (1Петр. 1:2), то Сын (2Кор. 13:13), то Дух Святой (1Кор. 12:4-6). У Них одна слава, одна власть, одна сущность, потому и подобает Им единое поклонение.

«Мар. 13:32 (...) Конечно же, это было бы не так, если бы Отец, Сын и Святой Дух были равны, являясь единым Богом»

Если какой-либо отрывок в Библии вызывает вопросы, то разумно сравнить его с тем, что говорится на ту же тему в других местах Писания. Древние христиане рассматривали слова Христа в Марк. 13:32 в свете того, что сказано в Матф. 11:27, Иоан. 10:30, Кол. 2:3, 1Кор. 2:11, а также Деян. 1:7. Преподобный Исидор Пелусиот риторически вопрошал: «Для чего хулители сами на себя навлекают суд Господень? Для чего богоборцы возжигают огонь гееннский? Говорят: не знал Господь дня скончания века. Нет, не не знал, но отказывался давать объяснение на бесполезные вопросы. Ибо мог ли не знать часа или дня Творец веков? В Нём "сокрыты все сокровища премудрости и ведения" (Кол. 2:3). Не незнающему свойственно предсказывать знамения и ужас последнего дня и описывать оный по признакам, как день настоящий. Напротив того, как сказал я, не дал Он определённого ответа на суетный вопрос. Ибо, скажи мне, какая тебе польза знать день кончины? Не знать же оный полезно, чтобы, всякий день почитая последним, мы были готовы к оному, бодрствуя и ожидая нашего Господа». Примерно то же самое пишет и святитель Иларий Пиктавийский, резюмируя: «Когда Господь говорит, что не знает чего-то, Он утверждает незнание, но только не по причине отсутствия знания, а потому, что либо не пришло ещё время об этом сказать, либо это не в планах Господних». Блаженный Феофилакт Болгарский также считал, что данном отрывке имеет место особый педагогический приём: «Желая удержать учеников от любопытства о последнем дне и часе, Господь говорит, что ни Ангелы, ни Сын не знают о сём. Если бы Он сказал: Я знаю, но не хочу открыть вам, в таком случае Он опечалил бы их. А теперь, когда говорит, что ни Ангелы, ни Я не знаю, Он весьма мудро поступает и совершенно удерживает их от желания знать и докучать Ему». Блаженный Августин Иппонийский проводил параллель со случаями мнимого незнания Бога, встречающимися на страницах Библии: «Не знает Он этого в том смысле, что другие не смогут узнать, то есть Он знал это не так, чтобы в то время открыть ученикам. Подобно этому было сказано Аврааму: "Ибо теперь Я знаю, что боишься ты Бога" (Быт. 22:1-14.), то есть теперь Я дал тебе возможность узнать, поскольку через это испытание познал себя Авраам». Хотя в Марк. 13:32 Святой Дух не упомянут, но Он, несомненно, знает о «дне и часе», поскольку «всё проницает, и глубины Божии» (1Кор. 2:10).

«Матф. 20:20—23 (...) Неужели Иисус ответил бы так, если бы он был Богом?»

«Свидетели Иеговы» воспринимают смысл слов Иисуса Христа на удивление примитивно. Неужели Он хотел научить Апостолов, у кого им следует выпрашивать себе «тёплое» местечко? Или же Господь обращает их внимание на нечто более важное — на необходимость соответствия высоким духовно-нравственным качествам, которые заданы нашим Отцом Небесным? Блаженный Иероним Стридонский пишет: «[Сие] нужно понимать так: Царство Небесное находится во власти не дающего, а получающего, ибо у Бога нет лицеприятия, но получит его тот, кто покажет, что он достоин Царства Небесного, которое уготовано не для лица, а для жизни. Таким образом, если вы будете таковы, что можете наследовать Царство Небесное, которое Отец Мой уготовил победителям и торжествующим, то и вы также получите его». Блаженный Феофилакт Болгарский приводит такой наглядный пример: «Представим себе, что предложено состязание на ристалище; награды победителям раздаёт сам царь. Если бы к царю подошёл кто-либо, не участвовавший в состязании, и сказал ему: "раздаятель наград, даруй мне венец без подвига с моей стороны", то царь ответил бы таковому: я не имею права дать венок даром, — он назначен для того, кто состязался и победил. Так и здесь говорит Христос: Я не могу даром дать вам правое место возле Себя, оно уготовано для подвизавшихся и принадлежит им». Святитель Иоанн Златоуст, сравнивая библейские стихи о власти Сына, приходит к заключению, что в Матф. 20:23 нет утверждения о Его бессилии: «Кому же уготовано? Тем, которые прославятся своими делами. Потому-то Он и не сказал: не в Моей власти дать, но во власти Отца, — чтобы не почёл кто-нибудь Его слабым и не имеющим власти делать воздаяние. Но как сказал? "Не от Меня, но кому уготовано" (...) А что Он имеет власть над всем, это видно из того, что в руках Его весь суд. И Петру Он говорит так: "Дам тебе ключи Царства Небесного" (Мф. 16:19). И Павел, то же самое подтверждая, сказал: "Готовится мне венец правды, который даст мне Господь, праведный Судия, в день оный; и не только мне, но и всем, возлюбившим явление Его" (2 Тим. 4:8)».

«Матф. 12:31, 32 (...) Если бы Святой Дух был личностью и был Богом, тогда это место Писания явно противоречило бы учению о Троице, потому что тогда Святой Дух в каком-то отношении был бы больше Сына»

Святой Дух действительно больше Сына «в каком-то отношении» — в отношении человеческой сущности Спасителя. Это место ничуть не противоречит учению о Пресвятой Троице и комментировалось учителями Церкви много раз: «Кто скажет хульное слово на Сына Человеческого, тот, как сказал Господь, не подлежит осуждению, потому что для имеющих болезненное око ума Бог, неизречённо соединившийся со скудостью видимой плоти, неудобопостижим и неудобозрим, пока не познано сокровенное Божество (...) Хула же на Духа Святого неизвинительна, потому что самые дела, став явными, обличают хулящих в том, что они непризнательны и неблагодарны. Ибо, когда силою Божества прекращались страдания и изгоняемы были демоны, ропотники Иудеи клеветали, будто Божественные знамения совершаются веельзевулом. О сей–то хуле, как ясно произносимой на Божию сущность, Господь изрёк, что она непростительна» (преп. Исидор Пелусиот); «Это место можно понимать так: если кто-либо скажет слово против Сына Человеческого, соблазнившись плотью Моею и считая Меня только человеком (...), то такое мнение и злословие вследствие бренности телесной может быть прощено, хотя оно и не свободно от вины, свойственной заблуждению. И тот, кто, ясно видя дела Божии и не имея возможности отвергнуть силы их, злословит их только, побуждаемый завистью, и Христа, Слово Божие, и дела Духа Святого признаёт за веельзевуловы, — тот не получит прощения ни в настоящем веке, ни в будущем» (блаж. Иероним Стридонский); «Неужели одно оскорбление для Сына, а иное для Духа Святого? Нет. Но поскольку одно достоинство, то и одно оскорбление. Если некто обманутый человеческим зрением, дав себе волю, помыслит против плоти Христовой более, нежели подобает (ибо не подобает нам думать суетного об этом вместилище добродетелей, плоде утробы Девы), имеет вину; однако и такому не отказано в милости, которую он может стяжать верой. Если же кто действительно отрицает достоинство, величие и непреходящую силу Святого Духа, и считает, что демоны изгоняются не Святым Духом, а вельзевулом, такой не может молить о милости, являясь вместилищем святотатства. Отрицающий Духа, отрицает и Бога Отца с Сыном, так как Дух Божий есть так же и Дух Христа (Рим. 8:9)» (свят. Амвросий Медиоланский).

«Иоан. 14:28 (...)»

Этот библейский стих неоднократно разбирался, поскольку в своё время его активно использовали в своей полемике ариане. Ближайший контекст помогает понять, о чём в действительности речь. Итак, Христос говорит ученикам: «Иду к Отцу». Эти слова никак не могут быть отнесены к Его Божескому естеству, которому неприсуще пространственное перемещение. «Пусть скажут еретики, — задавал вопрос Феофилакт Болгарский, — чем Христос отходил к Отцу: Божеством или человечеством? Без сомнения, человечеством. Ибо, как Бог, Он всегда был на небесах и не отделён от Отца. Итак, Отец называется большим Его, как Человека». Так же изъяснял это место и блаженный Августин Иппонийский: «В образе раба, который Он принял, Сын меньше Отца; в образе же Божием, в котором Он пребывал и прежде принятия образа раба, Сын равен Отцу. В образе Божием Он — Слово, через Которое всё начало быть; в образе же раба Он "родился от жены, подчинился закону, чтобы искупить подзаконных" (Гал. 4:4–5)».

«1 Кор. 11:3, СП (...) Из этого стиха ясно видно, что Христос не является Богом и что Бог занимает более высокое положение по сравнению с Христом»

Этот стих не остался без внимания православных экзегетов, так как тоже активно использовался еретиками в триадологических спорах. Комментируя его, блаженный Феодорит Кирский остроумно замечает: «Последователи Ария и Евномия и из этого пытаются доказывать, что Сын есть тварь и создание, потому что сказано: "Глава Христу Бог". Следовательно, и жена — создание мужа, так как "глава... жене муж"! Но жена — не создание мужа, а из сущности мужа. Значит и Сын — не создание Божие, но из сущности Божией». Очевидно, что слово «глава» в этом стихе употребляется Апостолом Павлом в различных смыслах. Святитель Иоанн Златоуст объяснял: «Смотри — глава Христу Бог, глава мужу Христос, глава жене муж: если во всей этой речи мы примем слово "глава" в одном и том же смысле, то Сын будет ниже Отца столько, сколько мы ниже Его; и жена будет ниже нас столько, сколько мы ниже Бога Слова, так что в каком отношении Сын находится к Отцу, в таком же мы — к Сыну, и жена — к мужу. Но кто может допустить это? Ты принимаешь слово "глава" в отношении к жене в одном смысле, а в отношении к мужу в другом: почему же не принимаешь его в ином смысле в отношении ко Христу?». Он приходит к заключению, что Бог-Отец назван здесь главой Христу в причинном смысле, то есть как логическая причина бытия: Сын рождается из Отца, а не Отец из Сына.

«1 Кор. 15:27, 28 (...)»

Если вкладывать в слова о том, что в будущем «Сын покорится» Богу-Отцу, буквальный смысл, как это делает Общество Сторожевой Башни, то получится, будто сейчас Он Своему Отцу не подчиняется. «Разве Сын не покорен теперь? Но, будучи с Богом, Он совершенно должен покорствовать Богу. Или о каком разбойнике и противнике Божием слово у тебя?», — спрашивал оппонентов святитель Григорий Богослов. Ясно, что буквальный смысл в этом отрывке неприменим. Здесь мы сталкиваемся с тем, что православные богословы называют «относительным усвоением» (когда кто-то ставит себя в положение другого лица, солидаризуется с ним до такой степени, что относит к себе сказанное о другом). Вот как об этом говорит святитель Василий Великий: «Не приходишь ли в страх, человек, что Бог наименован непокорным? Ибо твою непокорность признаёт собственной Своей, и пока ты противоборствуешь добродетели, Себя именует непокорным. Так некогда сказал о Себе, что Он и гоним. Ибо говорит: "Савл, Савл! что ты гонишь Меня?" — когда Савл спешил в Дамаск с намерением заключить в узы учеников Христовых. И ещё именует Себя нагим, как скоро наготует один кто-нибудь из братий. Ибо говорит: "Был наг, и вы одели Меня". И когда кто в темнице, о Себе говорит, что Сам Он заключён. Ибо Сам грехи наши подъял и болезни понёс; одна же из наших немощей есть и непокорность, потому её и понёс. Посему и встречающиеся с нами несчастья Себе присвояет Господь, по общению с нами приемля на Себя наши страдания». Подобным же образом толкует это место и святитель Афанасий: «Это значит, когда все мы покоримся Сыну, окажемся членами Его и соделаемся в Нём сынами Божиими, вы бо, сказано, едино есте о Христе Иисусе (Гал. 3:28), тогда и сам Он покорится за нас Отцу, как Глава за членов Своих. Α пока не все ещё члены Ему покорены, дотоле и Глава их, ожидая членов Своих, не покорён ещё Отцу (...) Ибо мы в Нём покоряемся Отцу, мы в Нём царствуем, пока не положены будут враги наши под ногами нашими».

«Еврейское слово Шаддай и греческое Пантократор переводятся как "Всемогущий" (в СП также "Вседержитель"). Оба слова многократно применяются к Иегове, Отцу, и ни разу — к Сыну или святому духу (Исх. 6:3; Отк. 19:6)»

«ЙХВХ» («Яхве») — священное имя Триединого Бога и поэтому в равной степени может быть отнесено к каждому из Божественных Лиц. В Библии описано, как пророк Исайя общался с Яхве «в год смерти царя Озии» (Ис. 6:1-10). Позже Евангелист Иоанн объяснил, что это был Сын Божий (см. Иоан. 12:39-41), а Апостол Павел был убеждён, что это Сам Дух Святой (см. Деян. 28:25-27). Сопоставляя слова священных текстов между собой мы можем сделать лишь один верный вывод — пророк Исайя в видении общался с Триединым Богом (Отцом, Сыном и Святым Духом), носящим имя Яхве. Почему «Свидетели Иеговы» уверены, что всякое упоминание в Библии Яхве-Вседержителя относится только к ипостаси Бога-Отца, непонятно.

«Учит ли Библия тому, что каждое лицо церковной Троицы — Бог?»

Естественно, учит. В Библии Богом назван не только Отец, но и Сын (Ис. 9:6; Иоан. 1:1; 20:28; Матф. 1:21-23; Лук. 8:38-39; 1Иоан. 5:20; 2Петр. 1:1; Деян. 20:28; Рим. 9:5; Тит. 2:13; 1Тим. 3:14-16; Откр. 1:7-8), а также Святой Дух (Деян. 5:3-4; 1Кор. 3:16; 2Кор. 6:16). Итак, Единый Бог есть Пресвятая Троица. Именно так Всевышний представлен на страницах Библии, нравится это кому-то или нет.

«Иоан. 17:1—3, СП (...) 1 Кор. 8:5, 6, СП (...)»

См. статью «Бог».

«Даже после вознесения Иисуса на небо в Библии Отец неоднократно называется Богом Иисуса Христа (...) Однако нигде в Библии Отец не называет своим Богом Сына. Более того, ни Отец, ни Сын ни разу не называют своим Богом святой дух»

«Свидетели Иеговы» не учитывают того, что с самого момента Воплощения Сын Божий имеет не только сущность истинного Бога, будучи предвечно рождённым от Небесного Отца, но и сущность человеческую, воспринятую Им от Пресвятой Девы Марии. Иными словами, Иисус Христос в полном смысле Бог и в полном смысле человек. Поэтому когда в Библии мы читаем, как Он обращается к Отцу, называя Его «Бог мой», то понимаем, что здесь как раз проявляется Его человеческая натура. Более того, ни смерть на кресте, ни воскресение из мёртвых не изменило этого, ведь Иисус Христос, согласно Библии, не «развоплотился», не перестал быть истинным человеком, а воскрес телесно и доказал это Своим ученикам (Лук. 24:36-43). Человеческое естество в Нём осталось навеки соединённым с Божеством. И хотя человеческой сущности Христа и усвоены могущество и высочайшая слава, но, тем не менее, оно по-прежнему остаётся тварным, человеческим, то есть онтологически ниже, чем сущность Бога. Поэтому даже после Воскресения и Вознесения Христа Бог-Отец называется «Его Богом», как для имеющего человеческую сущность. Учитывая это, легко понять, почему Отец не называет «Своим Богом» ни Сына, ни Святого Духа — потому что Отец не воплощался, а по Божественной сущности все Лица Пресвятой Троицы равны.

«Немецкий католический богослов Карл Ранер признал, что "Дух никогда не называется словом θεος [Бог]" и "ο θεος [слово "Бог" с определённым артиклем] ни разу не используется в Н[овом] З[авете] применительно к πνευμα αγιον [святому духу]» (Rahner K. Schriften zur Theologie. Цюрих, 1954. Т. 1. С. 156, 162)»

Мнение Ранера ошибочно. Убедиться в этом можно открыв Священное Писание с греческим подстрочником. В Деян. 5:3-4 сказано: «Анания! Для чего ты допустил сатане вложить в сердце твоё мысль солгать Духу Святому [το πνευμα το αγιον] и утаить из цены земли? (...) Ты солгал не человекам, а Богу [το θεω]». В этом отрывке по отношению к Святому Духу использовано греческое слово «Бог» с определённым артиклем. Сравним между собой два текста Апостола Павла: «Разве не знаете, что вы храм Божий [ναος θεου, досл. «храм Бога»], и Дух Божий живёт в вас?» (1Кор. 3:16), «Не знаете ли, что тела ваши суть храм живущего в вас Святаго Духа [αγιου πνευματος]?» (1Кор. 6:19). Выражения «храм Бога» и «храм Святого Духа» используются здесь в качестве синонимичных, а это означает, что обитающий в христианах Дух действительно назван истинным Богом.

«Альфа и Омега. Кому принадлежит этот титул?»

Ранние христиане не видели проблемы в том, чтобы относить этот титул к Сыну Божьему: «Сей есть Альфа и Омега. Сей есть начало и конец — начало неизъяснимое и конец непостижимый. Сей есть Христос. Сей есть Царь, Сей есть Иисус, Сей — Полководец, Сей — Господь, Сей — воскресший из мёртвых, Сей сидящий одесную Отца. Он носит Отца и носим Отцом. Ему слава и держава во веки. Аминь» (св. Мелитон Сардийский, "Слово о Пасхе", II век). Доводы в пользу того, что слова в Откр. 1:8 принадлежат Христу, изложены в статье «Бог».

«Многие переводы книги Откровение на еврейский язык признают, что в 8-м стихе говорится об Иегове, и поэтому используют в этом месте личное имя Бога»

Общество Сторожевой Башни забывает сообщить, что эти переводы специально сделаны тринитариями для миссии среди евреев, поэтому в их текстах часто используется Тетраграмматон для отождествления Христа и Яхве. Отрывок Откр. 1:8 является одним из примеров такого приёма. Проще говоря, в этих переводах в 8-ом стихе слова приписаны Яхве не потому, что их якобы произнёс Бог-Отец, а потому, что переводчики стремились показать еврейскому читателю Иисуса как воплотившегося Бога. Использовать их труды для того, чтобы критиковать отождествление Христа с «Альфой и Омегой», значит поступать вопреки истинному намерению авторов переводов.

«Согласно Откровению 21:6, 7, побеждающие, то есть хранящие верность помазанные христиане, становятся сыновьями того, кто носит титул "Альфа и Омега". Нигде в Библии о помазанных духом христианах не говорится как о сыновьях Иисуса Христа»

Во-первых, Христос неоднократно называл христиан Своими «детьми» (см. Марк. 10:24; Иоан. 13:33; 21:5), а во-вторых, само Общество Сторожевой Башни признаёт, что Он может быть назван «отцом» для верующих: «Один из титулов Иисуса, "Вечный отец", напоминает нам о том, какую роль он будет играть, даруя вечную жизнь всем, кто проявляет в него веру (Ис. 9:6)» (журнал "Сторожевая Башня" от 15 октября 2008 г., стр. 9-10). Согласно Библии, духовное возрождение человека есть общее действие Святой Троицы — Отца (Иоан. 1:12-13; 1Петр. 1:3-4; Гал. 4:6), Сына (Иоан. 15:5; 1Иоан. 2:28-29; Евр. 2:13) и Духа (Иоан. 3:3-6).

«В Откровении 22:13 тот, кто называет себя "Альфой и Омегой", также называется "Первым и Последним". В Откровении 1:17, 18 "Первым и Последним" называет себя Иисус. Следует ли из этого, что Иисус и есть Альфа и Омега? Нет. Например, греческое слово апостолос, переводимое словами "апостол" и "посланник", применяется как к Иисусу Христу, так и к его последователям. Но разве это доказывает, что Иисус и его последователи — это одна личность или что они равны по положению?»

Приведённая аналогия некорректна, поскольку посланников может быть и много, а «первым и последним» по определению может быть назван только один. Это только в воображении руководителей «Свидетелей Иеговы» могут существовать сразу двое «Первых» и двое «Последних», в реальности же такое — просто нонсенс.

«В Исаии 10:21 Иегова, как и Иисус в Исаии 9:6, называется "Богом сильным". Однако только Иегова называется "Богом Всемогущим" (Быт. 17:1)»

См. статью «Бог».

«В Судей 3:9 еврейское слово мошиа, которое переводится как "спаситель" и которое используется в Исаии 43:11, применяется к Гофониилу, судье в Израиле. Но это вовсе не означает, что Гофониил — это Иегова. »

В Библии уникальность спасительной миссии Сына Божьего подчёркнута следующими словами: «...И наречёшь Ему имя Иисус, ибо Он спасёт людей Своих от грехов их» (Матф. 1:21). Знание этимологии имени «Иисус» позволяет постичь глубинный смысл этого пророчества: в переводе с еврейского оно означает «Яхве-спаситель» (или «Яхве спасает»). Общество Сторожевой Башни истолковывает слова Ангела Бога довольно прозаически — мол, Иисуса так назвали, потому что Иегова «спасает» как бы через Него. Однако здесь возникает вопросы: почему в объяснении выбора имени сказано, «ибо Он спасёт», а не «ибо Бог спасёт через Него», и почему сказано «людей Своих» (в ПНМ — «свой народ»), если Израиль — это народ, принадлежащий Иегове (Исх. 3:10; Ис. 43:1; Иез. 34:30)? Пример с Гофониилом имеет отношение лишь к избавлению израильского народа от его врагов, а не грехов. «Свидетели Иеговы» этого не учитывают, и потому внешняя схожесть выражений приводит их к неверным выводам. Слово «cпаситель» в отношении Бога имеет более широкий смысл и указывает на Его роль в деле спасения не отдельного этноса, а целого мира и всего человечества (1Тим. 4:10). Именно это уникальное значение и подчёркивает Яхве, говоря о Себе: «Бога праведного и спасающего нет кроме Меня» (Ис. 45:21). Эти библейские слова несут в себе абсолютную истину — кроме Бога не может быть другого Спасителя в самом высоком, сакраментальном смысле. Только Он является «Богом спасающим». Однако парадокс в том, что точно в таком же смысле слово «спаситель» употребляется в Библии и по отношению к Иисусу Христу: Он назван «Спасителем мира» (Иоан. 4:42; 12:47; 1Иоан. 4:14), «Богом крепким» (Ис. 9:6), «великим Богом и Спасителем» (Тит. 2:13), искупляющим грех мира (Иоан. 1:29). Поистине, Он не просто «спаситель» (один из многих), но — «Спаситель», «Бог спасающий». Назван ли ещё кто-либо в Библии подобным образом? Можем ли мы сравнить упомянутого Гофониила с Богом ещё в каком-либо отношении, то есть найти и другие общие высказывания в Писании о нём и о Боге? Нет. С другой стороны, можно ли в Библии отыскать изречения о Христе, которые были бы равнозначными по своей сути и по значимости высказываниям о Боге? Да, и таких примеров очень много. Из-за этого в учении «Свидетелей Иеговы» присутствует неизбежный дуализм, гласящий, что существует два «Спасителя мира», два «Царя Небесных», две «Главы Церкви», два «Первых и Последних», два Творца и, в конечном итоге, два Бога («сильный» и «всемогущий»).

«Почему слова из Исаии 40:3, где однозначно говорится о приготовлении пути для Иеговы, в Иоанна 1:23 применяются к деятельности Иоанна Крестителя, который приготовил путь для Иисуса Христа? Потому что Иисус был представителем своего Отца. Он пришёл во имя своего Отца, который всегда был с ним, потому что Иисус делал то, что было угодно его Отцу (Иоан. 5:43; 8:29)»

См. статью Иегова.

«Стихи, в которых одновременно упоминаются Отец, Сын и Святой Дух
Примерами этого служат Матфея 28:19 и 2 Коринфянам 13:13 (13:14, НМ). Ни в одном из этих стихов не говорится, что Отец, Сын и Святой Дух единосущны и совечны и что все они Бог»

Тринитарное учение о Боге (как, впрочем, и любое другое) не строится на отдельных стихах Священного Писания, а складывается посредством сложного сочетания различных элементов, включая всю совокупность сакральных текстов в их историческом, культурном, философском и религиозном контексте. Перечисленные библейские отрывки хотя и не доказывают сами по себе тринитарное учение, но они определённо его поддерживают. Ошибка «Свидетелей Иеговы» в том, что они приучены рассматривать тексты Библии изолированно друг от друга, чтобы исключить их участие в формировании общего смысла, сообщаемого Писанием.

«Какой перевод Иоанна 1:1, 2 соответствует контексту? (... ) Иисус "бог" в том смысле, что он является "точным подобием" Бога (Евр. 1:3, СоП, СмП)»

См. статью Иисус Христос.

Категория: Библия и СИ | Добавил: Milosh_Belich (15.11.2016)
Всего комментариев: 4
0
4 Milosh_Belich  
Цитата
«В каком положении оказываются те, кто верит в Троицу?
Они находятся в очень опасном положении, поскольку доказательства ясно свидетельствуют о том, что догмат о Троице не основан на Библии и не согласуется с её учениями»

Нет, на самом деле всё с точностью до наоборот. Только учение о Троице наилучшим образом согласовывает совместное использование глаголов и местоимений в единственном и множественном числе, когда речь заходит о Боге (см. Быт. 1:26; 11:7-8; Ис. 6:8), только с позиции тринитарного догмата становится ясно, как Яхве может выступать в качестве посланника от Яхве (Быт. 22:11-12; Исх. 3:2-6; Суд. 13:21-22; Зах. 2:8-9), только учение о Божьем триединстве наиболее убедительно и гармонично объясняет, почему ветхозаветные слова и характеристики Яхве применяются к Иисусу Христу (Рим. 10:11-13; Евр. 1:10-12; 1Петр. 2:7-8; Откр. 1:17-18; 2:23), только воплощённый Бог мог оживотворить и спасти человека, только единосущный Отцу Дух может Своим всемогущим благодатным воздействием освятить нашу жизнь и соединить нас с Богом. Путь антитринитариев — это политеизм, в который они неизбежно скатываются, путь православных христиан — «во еже пети Тя, Святая Троице».
Цитата
«Согласно догмату о Троице, все лица Троицы "непостижимы". Сторонники этого учения часто заявляют, что это "тайна". Иисус не мог иметь в виду некоего непостижимого триединого Бога, когда сказал: "Мы поклоняемся тому, что знаем" (Иоан. 4:22, НМ). А вы знаете Бога, которому поклоняетесь?»

Бог, который полностью объясним и понятен в рамках человеческой логики, не Бог вовсе, а плод человеческого ума. Одной из главных причин того, что люди так часто впадали в грех идолопоклонства на протяжении всей своей истории, является склонность избирать в качестве объекта поклонения нечто удобопонятное. Библия же неоднократно со всей ясностью свидетельствует о непостижимости истинного Бога (Исх. 33:20; Иов. 37:23; Ис. 45:15; 55:8-9; Иоан. 6:46; 1Тим. 6:16; Рим. 11:34). Нашим ограниченным человеческим разумом мы можем лишь в большей или меньшей степени приблизиться к пониманию того, каким Он является, но о том, чтобы во всей полноте постичь Его, уразуметь Его сущность, конечно же, не может быть и речи. Однако Бог по Своей милости всё-таки открывает людям некую информацию о Себе, позволяя им соприкоснуться с величайшей Тайной и благоговейно о ней свидетельствовать. Благодаря этому мы знаем, например, что Он существует, что Он безграничен и не похож ни на что из созданного Им, что Он истинен, благ, справедлив, бессмертен, премудр и т. д., что в Нём есть актуальное различие по способу бытия как Нерождённого («Отец»), Рождающегося («Сын») и Исходящего («Святой Дух»), которое позволяет говорить о трёх Лицах (Ипостасях), но в то же время не нарушает Божьего единства. Многое из открытого нам Богом о Себе трудно — даже невозможно! — охватить умом (например, бесконечность или триединство) и тем более изложить словами, однако ошибкой было бы думать, что в силу этого христиане «не знают» Того, Кому они поклоняются. Вообще, на языке Писания «знать Бога» означает иметь с Ним личные отношения. И поскольку православные христиане имеют общение с Отцом, Сыном и Святым Духом (1Иоан. 1:3; 2Кор. 13:13), то могут вслед за Апостолом Павлом с полным правом сказать: «Я знаю, в Кого уверовал» (2Тим. 1:12).

0
3 Milosh_Belich  
Цитата
«То, что Иисус имеет "божественную природу", ещё не значит, что он, как Сын Бога, равен Отцу по положению и совечен ему. Все люди имеют "человеческую природу", но это не значит, что все они равны по положению или что все они одного возраста»

Читая такие утверждения, поневоле задаёшься вопросом: понимают ли «Свидетели Иеговы» вообще смысл терминов, которыми они пытаются оперировать в диалоге с христианами? Думается, что не вполне, поскольку они, похоже, никак не возьмут в толк очевидную истину — «положение» Бога-Отца определяется именно Его природой (Гал. 4:8). Он всемогущ, всеведущ, несотворён, вечен, беспределен как раз по природе; это Его природные (т.е. неотъемлемые) качества. Отними из них хоть что-то — и Он уже не будет Богом. В случае же с людьми их возраст или общественный статус являются факторами внешними, не присущими самой природе человека. Теоретически от них можно и вовсе отрешиться (в раю, как учит Общество Сторожевой Башни, все будут равноправными и вечно молодыми) без риска потерять саму «человековость».
Цитата
«Грамматическая конструкция, как в Титу 2:13, встречается в греческом тексте во многих местах, например во 2 Фессалоникийцам 1:12, а также в 1 Тимофею 5:21 и 6:13. Стоит отметить, что в этих стихах многие переводы проводят различие между Богом и Иисусом Христом»

Грамматическая конструкция в Тит. 2:13 являет собой пример текста, подпадающего под т. наз. «правило Грэнвилля Шарпа», которое звучит следующим образом: «Если два нарицательных существительных единственного числа, характеризующих лицо, употреблены в одном падеже, связаны союзом «и» (греч. «και»), и при этом перед первым из них есть определённый артикль, а перед вторым он отсутствует, то оба существительных относятся к одному и тому же лицу». Анализ показывает, что оно справедливо для всего Нового Завета (см. Д. Уоллас, "Углубленный курс грамматики греческого языка. Экзегетический синтаксис Нового Завета", Новосибирск, НББС, 2007, стр. 299). Приводимые «Свидетелями Иеговы» контрпримеры не могут служить опровержением этого правила, поскольку не удовлетворяют его условиям (в греческом тексте 1Тим. 5:21 и 6:13 второе существительное является частью имени собственного («Христом Иисусом»), а в 1Фесс. 1:12 — частью устойчивого выражения «Господь Иисус Христос», приобретшего в апостольских письмах свойства имени собственного).
Цитата
«Иоанна 10:30 (...) Согласно Иоанна 17:21, 22, Иисус молился о своих последователях: "Да будут все едино... ...Да будут едино, как Мы едино". Во всех этих случаях он использовал одно и то же греческое слово (хен), которое переведено как "одно" и "едино". Очевидно, что ученики Иисуса — не часть Троицы. Но их объединяет с Отцом и Сыном общность целей и взглядов. Такое же единство существует между Богом и Христом»

Если Сын Божий говорил всего лишь о Своей «общности целей и взглядов» с Богом-Отцом, то почему же «Иудеи схватили каменья, чтобы побить Его» (Иоан. 10:31)? Разве каждый израильтянин не должен был стремиться к такому «единству» с Яхве? Почему Его слова вызвали такое неудовольствие слушающих, хотя в других случаях Его ответы хвалили даже оппоненты (см. Лук. 20:39)? Итак, общий контекст 10-й главы Евангелия от Иоанна указывает на то, что Христос имел в виду нечто гораздо большее, чем простое нравственное единство: Он является тем же, чем и Его Отец (срав. с Иоан. 1:1). Посмотрим теперь на контекст Иоан. 17:21-22. В этой главе Христос молится о Своих учениках и несколько раз повторяет, чтобы они были «едино» («одно»). При этом отнюдь не говорится, что они должны стать «одним» с Отцом и Сыном (т.е. «стать частью Троицы»): Господь желает, чтобы они были едины друг с другом. И христиане, где и когда бы они не жили, действительно становятся, по слову Спасителя, одним целым «в Нём», причащаясь Его святых Плоти и Крови (1Кор. 10:17; Еф. 1:22-23). Церковь это не просто сообщество людей, связанных одинаковыми взглядами, духовными ценностями или интересами; это мистическое Тело Христово, в котором верующие соединены неизъяснимым образом, через Таинство.

0
2 Milosh_Belich  
Цитата
«Какой перевод подходит по контексту? В 5-м стихе христиане призываются мыслить так же, как Христос. Но мог ли апостол Павел побуждать их думать, что для христианина "быть равным Богу" — это не "хищение", а его право? Конечно нет!»

Действительно, для того, чтобы верно понять смысл 6-го стиха достаточно просто внимательно прочитать его в контексте. Апостол Павел призывает христиан проявлять смирение: «По смиренномудрию почитайте один другого высшим себя» (стих 3). И далее он приводит Иисуса Христа в качестве наивысшего и наилучшего примера такого поведения: «В вас должны быть те же чувствования, какие и во Христе Иисусе» (стих 5). О каких «чувствованиях» здесь речь? Христос осознавал Своё равенство с Богом-Отцом, которое было для Него абсолютно естественным, однако не стремился сохранить его любой ценой. Вместо этого Он «уничижил Себя Самого», «смирил Себя, быв послушным даже до смерти». Филиппийские христиане должны были извлечь из этого урок: хотя они равны между собой во Христе, но им не следует использовать это как оправдание для соперничества, тщеславия или взаимных ссор на почве разномыслия. Каждый из них должен быть готовым уступить другому (равному), позабыв об эгоизме и собственных амбициях. Если Иисус Христос не мог даже и помышлять о равенстве с Богом, то в чём тогда заключалось Его смирение? Смирение подразумевает сознательное добровольное умаление по отношению к своему прежнему положению, в противном случае мы имеем дело лишь с естественным осознанием своего более низкого статуса. Резонно замечает блаженный Феофилакт Болгарский в комментарии на этот стих: «Какое же это смирение, когда меньший не восстаёт против большего? Это одно только бессилие. Смирением называется то, что Он, равный и равномощный Богу добровольно сделался человеком». Общество Сторожевой Башни хочет внушить, будто когда Апостол Павел призывает своих слушателей к подражанию Христу, то имеет в виду, что Он не имел мыслей присвоить Себе равенство с Богом, и в этом, дескать, и состоит задача нашего подражания. Но для адресатов его послания «посягательство на равенство с Богом» было совершенно не актуальным вопросом, ведь для любого человека пытаться сравняться с Всевышним не только нелепо, но и невозможно. Мы просто не в том положении, чтобы пытаться посягать на равенство с Ним. Акцент ставится Апостолом совершенно на другом: Тот, Кто равен Богу, умалил Себя, чтобы послужить нам, так почему же мы не можем стать слугой своему ближнему? Таков нравственный посыл Апостола Павла.
Цитата
«Колоссянам 2:9 (...) Была ли "полнота", обитавшая в Христе, его собственной — тем, что принадлежало ему как Богу, как одному из лиц Троицы? Или эта "полнота" стала обитать в нём по воле кого-то другого?»

Это место в Библии являет собой настолько яркое свидетельство о Боговоплощении, что «Свидетели Иеговы» не в силах противопоставить ему ничего кроме неуклюжей попытки подмены тезиса. Вместо того, чтобы объяснить, что же означает обладание «полнотой Божьей сущности», они отвлекают внимание на её происхождение. Но, по большому счёту, какая разница, каким образом и когда она «стала обитать» во Христе? Факт остаётся фактом: «В Нём обитает вся полнота Божества телесно». Что означают эти слова? Как одно из творений может обладать не какой-то частью, а всей полнотой (sic!) сущности истинного Бога? Остроту этому вопросу придаёт и то, что в Библии прямо говорится об отсутствии каких-либо подобных Яхве существ «на небесах вверху и на земле внизу», то есть даже самые высшие духовные создания, которые, казалось бы, наиболее всего близки к Нему, не могут вместить в себе всю Его «полноту» (см. 3Цар. 8:23). Поэтому, читая слова Апостола Павла, можно прийти лишь к одному логичному выводу: Иисус Христос есть истинный Бог.

0
1 Milosh_Belich  
Цитата
«Иоанна 8:58 (...) Какой перевод согласуется с контекстом? Вопрос иудеев (стих 57), заданный Иисусу, касался его возраста, а не того, кем он был. Поэтому логично заключить, что, отвечая им, Иисус говорил о своем возрасте, о том, как долго он уже существовал»

Это явная неправда. Весь диалог Христа с иудеями вращается вокруг темы Его личности: «Тогда сказали Ему: кто же Ты?» (стих 25), «Не правду ли мы говорим, что Ты Самарянин и что бес в Тебе?» (стих 48), «Неужели Ты больше отца нашего Авраама, который умер? и пророки умерли: чем Ты Себя делаешь?» (стих 53). При этом Своими высказываниями Спаситель возводит слушателей ко всё более и более высокому понятию о Себе: «не знаете Моего Отца», «Я от вышних», «не от сего мира», «Отец Мой... Бог ваш», и наконец, «прежде нежели был Авраам, Я есмь». Речь достигает кульминации лишь в случае, если в последней фразе подразумевается не просто древний возраст, а вечность. При интерпретации данного фрагмента «Свидетелями Иеговы» становится совершенно не понятна реакция иудеев: «Тогда взяли каменья, чтобы бросить на Него» (стих 59). Моисеев закон признавал только 5 причин для применения казни через побивание камнями: спиритизм и колдовство (Лев. 20:27), идолопоклонство и призывы служить иным богам (Лев. 20:1-2; Втор. 13:6-10; 17:2-5), злостная непокорность родителям (Втор. 21:18-21), блуд и прелюбодеяние (Втор. 22:20-22), богохульство (Лев. 24:13-16). К какой же из них можно отнести заявление человека о своём древнем существовании? Ни к какой! Рассказывать небылицы закон не запрещал. Другое дело — это притязание на вечное существование, которое является исключительным атрибутом Бога. В глазах иудеев это выглядело как богохульство.
Цитата
«Деяния 20:28 (...) Кто, согласно Иоанна 3:16, пришёл на землю как человек, чтобы мы могли иметь жизнь: сам Бог или его единородный Сын? За нас была пролита кровь Божьего Сына, а не Бога»

Дилемма, которую предлагает решать Общество Сторожевой Башни, попросту ложная, потому что Божий Сын, будучи от вечности единосущен Отцу, через Своё дивное вочеловечение сочетал в Себе Самом неслиянно и нераздельно две сущности: истинного Бога и истинного человека. И в силу этого наш великий Бог и Спаситель усвоил Себе и всё, что относилось к Его человеческому телу, в том числе раны, муки, смерть и кровь, потому в Писании и говорится «распяли Господа славы» (см. 1Кор. 2:8) или «Первый и Последний был мёртв» (см. Откр. 1:17-18). В рамки Библии классический перевод «Церковь Бога... кровью Своей» вписывается легко и непринуждённо, поскольку в ней Иисус Христос много раз прямо назван Богом (Матф. 1:21-23; Лук. 8:38-39; Иоан. 1:1; 20:28; 2Петр. 1:1; Рим. 9:5; Тит. 2:13; 1Тим. 3:14-16), а основанная Им Церковь — Его Церковью (Матф. 16:18; Рим. 16:16; Гал. 1:22; см. также Еф. 5:25-27). А вот вариант, за который ратуют «Свидетели Иеговы», Библии совершенно чужд, ибо даже цитируемый Обществом Сторожевой Башни Мецгер в свой книге оговаривается, что такое использование слова «ιδιος» в Новом Завете нигде больше не встречается.
Цитата
«Какой перевод Римлянам 9:5 согласуется с Римлянам 15:5, 6, где сначала проводится различие между Богом и Иисусом Христом, а затем читатель призывается "славить Бога и Отца Господа нашего Иисуса Христа"? (Смотри также 2 Коринфянам 1:3 и Эфесянам 1:3.)»

Непонятно, по какой причине мы должны «согласовывать» этот стих непременно с Рим. 15:5-6, а не, скажем, с Рим. 8:9, где Апостол Павел отождествляет «Дух Бога» с «Духом Христа», или с Рим. 10:12, где Христос назван «Господом всех» (что, в общем-то, синонимично титулу «Бог, сущий над всеми»)? Ближайший контекст также говорит не в пользу интерпретации «Свидетелей Иеговы»: в центре рассуждения о преимуществе иудеев стоит именно Христос, а не Его Отец. Прочитав о происхождении Мессии «по плоти», логично ожидать мысли о том, кем Он является не «по плоти». В то же время, славословие в адрес Бога-Отца в этом месте выглядит странно и неуместно, поскольку для этого не имеется никаких контекстуальных предпосылок. С грамматической точки зрения традиционное прочтение Рим. 9:5 является, безусловно, лучшим: во-первых, при благословениях и славословиях, в отличие от простого повествования, предикат «ευλογητος» всегда расположен перед существительным, если опущен глагол-связка (см. Лук. 1:68; 1Петр. 1:3; 2Кор. 1:3; Еф. 1:3), во-вторых, в первоисточнике отсутствуют какие-либо предпосылки для выделения окончания фразы в самостоятельное предложение (например, союзы «а», «но» или частица «же»), в-третьих, причастие «ο ων» наиболее естественно воспринимается как определяющее то, что уже было упомянуто в предыдущем тексте.

Имя *:
Email *:
Код *: